Собрать пулемет и сшить свадебное платье. Как москвички пережили войну

9 мая
Культура

80 лет назад, накануне Великой Отечественной войны, Москва была самым крупным городом СССР. Здесь проживали более четырех миллионов человек, из которых 55 процентов были женщины. В годы войны на фронт ушли более 850 тысяч москвичей. В городе остались в основном женщины, которые были вынуждены занять места своих братьев, отцов и мужей. Они научились собирать оружие, тушить пожары и помогать раненым, управлять поездами и регулировать движение на дорогах. 

Производство гранат на одном из заводов Москвы. Револьверщица Г. Абакумова выполняет норму на 175 процентов. 15 февраля 1942 года. Фото А. Устинова. Главархив Москвы

Заменить отцов, братьев и мужей

В начале войны москвичкам пришлось активно осваивать новые профессии, в том числе и те, которые прежде считались исключительно мужскими. Например, милиционер или регулировщик уличного движения, а также машинист электропоезда в метро и путевой обходчик.

«Учитывая, что средний возраст населения Москвы был меньше 35 лет, женщины, оставшиеся в столице, были молоды и полны сил. Никого не удивляла женщина-пилот, водитель, стрелок или парашютист. Москвички, вдохновленные идеей внести свой вклад в общее дело Победы, с энтузиазмом осваивали новые профессии, учились работать на станках и водить транспортные средства», — рассказал заместитель начальника отдела хранения документов после 1917 года Главархива Москвы Михаил Моруков.

Учиться зачастую приходилось сразу во время работы. Во многом приходилось преодолевать и собственные страхи.

«Одна женщина, которая работала на подъемном кране, страшно боялась высоты. Крановщиком в порту был ее муж, но он ушел на фронт. Она заняла его место на разгрузке в грузовом порту на севере Москвы. Первые пару месяцев женщину каждый день тошнило из-за страха, она все время плакала, но лезла наверх. И привыкла, потом проработала на кране 25 лет», — рассказала Ирина Карпачева, начальник отдела «История Москвы» Музея Москвы

В короткие сроки промышленные предприятия столицы перепрофилировали на нужды обороны. И многие женщины остались работать на прежних местах, переключившись на выпуск продукции для фронта.

«Это было неимоверно тяжело. Девчонке показали, как включать токарный станок, а дальше — вот деталь, ты ее делай. Планы никто не сокращал, страна была в опасности, город в осаде. Правительство и Московский совет, конечно, старались обеспечить работников оборонных предприятий, понимая, какую нагрузку повесили на женские плечи. Карточка на продукты на оборонных предприятиях была особой категории — нормы побольше, чем в других областях промышленности. Но это была только половина проблемы, чтобы “отоварить” эту карточку, приходилось все свободное время простаивать в многокилометровых очередях. И это после 12–14 часов работы», — добавила Ирина Карпачева.

Уже к началу 1942 года среди рабочих было более 40 процентов женщин и подростков. Их руками создано около 3,5 миллиона пистолетов-пулеметов. Это больше, чем выпущено за все годы войны гитлеровской Германией и ее союзниками. Только за время битвы за Москву столичные предприятия починили тысячу танков и бронемашин, а каждый восьмой советский самолет был собран в цехах московских заводов.

Сборка пистолетов-пулеметов системы Шпагина на одном из конвейеров автозавода имени Сталина. Фото А. Устинова. 26 декабря 1941 года. Главархив Москвы

Когда же ввели всеобщую трудовую повинность, с одним-двумя выходными в месяц работали все жители города. При этом трудовой день длился по 12–16 часов. «Многие не выдерживали, есть приговоры народных судов за опоздание на работу или прогул. Причем часто причиной был больной ребенок. Но понимаете, это была война. Это стало одним из самых тяжелых испытаний для русского народа за всю историю его существования, а может, и за историю всего человечества», — сказал Михаил Моруков.

Защитить город и спасти раненых

Взяли на себя москвички и заботу о раненых. В Москве и ближайших пригородах функционировало более 200 военных госпиталей, в том числе 69 крупных — в самой столице. Добровольно в них работали 200 тысяч москвичек, среди них было 13 тысяч школьниц. Все они помогали восстанавливаться военным, чтобы те вновь вернулись на фронт. Многих спасали доноры. 340 тысяч жителей столицы (большинство — женщины) сдавали кровь, чтобы помочь больным. Некоторые отдали по 15–20 литров крови.

Даже в тылу москвички защищали родину. Женщины из личного состава 670-тысячной армии местной противовоздушной обороны Москвы (их было 63 процента) тушили зажигательные бомбы, ликвидировали пожары, завалы после авианалетов и спасали раненых из разрушенных домов. Кроме того, они практически полностью взяли на себя организацию служб наблюдения, оповещения и связи. Другие оставшиеся в тылу тоже были готовы помочь военным.

Сварка ежей. Октябрь 1941 года. Фото С. Струнникова. Главархив Москвы

«Осень 1941 года была самой тревожной — Москва была на осадном положении. Моя бабушка 7 ноября 1941-го, услышав танковый гул, решила, что в город прорвались немцы. Бабуля схватила кухонный нож, в тапочках и ночной одежде побежала “резать фашистов”. Выбежала из переулка на улицу Горького (нынешнюю Тверскую) и увидела, что это наши танки идут на парад. Она рассказала мне, что это был первый день, когда в Москве начали улыбаться», — добавила Ирина Карпачева.

В 1941 году начали строить заграждения и укрепления на подступах к Москве. В их создании приняли участие около 450 тысяч женщин. От наступления врага столицу защитили искусственные заграждения и противотанковые рвы, которые рыли даже на улицах и площадях города. Длина противотанковых рвов составляла 676 километров.

Сандружинницы 3-й Московской коммунистической стрелковой дивизии (слева направо): Таисия (Юзефа) Ившина, Мария Медведева, Зинаида Фролкина, Екатерина Каширкина. Фото Б. Вдовенко. 25 октября 1941 года. Главархив Москвы

«Помню женщину, которая передавала в Музей Москвы военные письма, у нее очень болели ноги. Мы приехали к ней домой, и она рассказала, что в 1941 году рыла окопы под Москвой. После смены и в свободное время девчонки-ткачихи знаменитой Трехгорной мануфактуры уезжали рыть окопы. Многие из тех, кто тогда работал, стоя в холодной воде, больше не могли никогда иметь детей. Страшная трагедия», — сказала Ирина Карпачева.

После ночи в окопах утром женщины вновь отправлялись на завод. От тяжелой работы никто не отказывался, наоборот, многие даже сами выступали добровольцами. Рыли окопы в том числе и балерины Большого театра, танцевавшие спектакли между воздушными налетами.

«Москвички, пережившие эти страшные дни, рассказывали, что самым страшным для них была не изнурительная работа, холод и голод. Война есть война. Девчонки на все были готовы ради победы. Самое ужасное было ждать. Когда не знаешь, какие новости придут в следующем письме, жив или нет твой отец, брат и сестра, любимый человек. Вздрагивали от каждого звонка или стука в дверь, бежали за почтальоншами… Только бы не похоронка», — подчеркнула Ирина Карпачева.

Прокормить и обогреть

Тяжело работающим женщинам приходилось решать и бытовые проблемы. После смены нужно было отстоять огромную очередь, чтобы получить еду, найти дрова, чтобы обогреть дом, постирать белье и покормить детей.

«Московские женщины все умели. Они научились печь лепешки и оладьи фактически без муки и заваривать чай из морковки и березовой коры. Когда не могли достать мыло, стирали белье золой, а летом — глиной. Поэтому в столице (в отличие от других городов) практически не было тяжелых эпидемий», — рассказала Ирина Карпачева.

Москвички подрабатывали по-разному: кто-то вязал носки и варежки, которые можно было обменять на хлеб, а некоторые даже умудрялись шить изысканные наряды для свадебных церемоний.

Выдача хлеба по карточкам в московской булочной. Фото Я. Халипа. 1943 год. Главархив Москвы

«Однажды в музей женщина принесла кусочки пожелтевшей ткани. Оказалось, что это остатки ее свадебного платья. Она вышла замуж и венчалась в 1943 году в церкви в Брюсовом переулке. Москвичка сшила платье за одну ночь из разорванного парашюта, который в качестве свадебного подарка преподнес ее жених, вернувшийся с фронта без ноги», — поделилась одной из реальных историй военного времени Ирина Карпачева.

Многих москвичек беспокоило и то, что дети были предоставлены сами себе (ясли и детсады открылись вновь только в 1942-м). Зачастую за малышами просто некому было смотреть. В таких ситуациях приходилось быть изобретательными.

«Наша соседка своих годовалых детей, у нее было двое близнецов, оставляла одних дома, когда убегала на работу. Она переворачивала обеденный стол и привязывала малышей к ножкам. Обкладывала их подушками и одеялами, чтобы не замерзли и не убились. Во время обеденного перерыва прибегала, кормила, переодевала, а затем снова уходила на завод. Представить себе не могу, как разрывалось ее сердце от тревоги и детского плача, но тогда девчонки все выдержали», — рассказала Ирина Карпачева.

Прокормить себя помогала земля — овощи выращивали даже на улицах Москвы. На своих и коллективных огородах трудились почти 1,5 миллиона москвичей. И как несложно догадаться, 90 процентов из них — женщины.

«Огород был и на Васильевском Спуске. Троим оставшимся сотрудницам нашего музея дали там несколько грядок, а рядом были грядки сотрудников Политехнического и Исторического музеев. В основном сажали картошку. Именно поэтому военное поколение относится к хлебу и картошке с большим уважением. И нам это успели передать. Есть даже семьи, которые отмечают День Победы только печеной картошкой и черным хлебом», — пояснила Ирина Карпачева.

Историки до сих пор не могут подсчитать, сколько женщин погибло или было серьезно покалечено во время Великой Отечественной войны. И неважно, где они находились в этот момент — без них не было бы Победы. «И хотя фронтовички, женщины, работающие в тылу, не любили рассказывать об этом времени, наш долг — рассказать о них. В сентябре в Музее Москвы откроется выставка “Женщины в войне”», — рассказала Ирина Карпачева.

Сегодня увидеть имена тружеников тыла, женщин и детей, которые помогали выиграть войну, можно в виртуальном музее «Москва — с заботой об истории».

Трудящиеся столицы на сооружении противотанковых укреплений на западной окраине города. На переднем плане — З.П. Лошакова, шторщица Ленинградского райжилуправления. 24 октября 1941 года. Фото Б. Вдовенко. Главархив Москвы


Фото: mos.ru
Источник: mos.ru
теги новостей

Поделиться
МОСТЫ

Тайны Живописного моста

История

История кондитерских фабрик Москвы (часть 2)

Ближайшие события
Бесплатно

Сливочный крем с малиновым соусом от кулинарной студии Юлии Высоцкой

22 апреля31 июля
Бесплатно

Имбирный пирог-перевертыш с яблоками по рецепту из книги «Простая выпечка. Быстрые кексы, пироги и печенье когда хочется вкусного прямо сейчас»

20 апреля31 июля
Оставаясь на сайте «Московских сезонов», вы соглашаетесь на использование файлов сookie на вашем устройстве. Они обеспечивают эффективную работу сайта и помогают нам делиться с вами наиболее интересной и актуальной для вас информацией. Вы можете изменить настройки сookie или отключить их в любое время. Подробнее о файлах cookie.
Accept ccokies