Царский мармелад: рассматриваем старинную рекламу сладостей

22 октября
Культура

Каким в точности был вкус конфет или печенья 100 и более лет назад, мы не узнаем, но можем представить себе, как действовала реклама кондитерских изделий на тогдашних москвичей. Красочными плакатами, к разработке которых привлекались известные художники, невозможно не залюбоваться. В Главархиве Москвы, где хранится немало старинных плакатов, выбрали несколько с очень интересной историей. О том, как воздействовали на потребителей предприниматели Сиу, Абрикосовы и Эйнем, — в нашем материале.

Сиу: от маленького кондитерского магазина до огромной фабрики

Этот яркий плакат отлично работает и сегодня, спустя более 100 лет. Он мгновенно вызывает желание заварить чаю покрепче и положить на блюдце к чашке чего-нибудь сладкого, хрустящего и рассыпчатого. Печенье, конфеты и прочие кондитерские изделия торгового дома «С. Сиу и Kо» (до 1908 года — «А. Сиу и Ко») пользовались огромным спросом в дореволюционной России. После революции, когда предприятие национализировали, его слава продолжилась под новым именем «Большевик». Это была одна из самых крупных и известных советских кондитерских фабрик.

Французские печенья к чаю торгового дома «С. Сиу и Ко». Рекламный плакат. 1895 год. Главархив Москвы

Основатель фабрики Адольф Сиу приехал в Москву в середине XIX века из Франции, чтобы работать в сфере парфюмерии и кондитерского дела. Свой маленький кондитерский магазин с шоколадной фабрикой при нем он открыл в 1855 году в доме Варгина на Тверской улице. Старинный дом не сохранился, сейчас на его месте стоит дом 8, построенный в 1940-х. Считается, что очертания его верхнего этажа и крыши повторяют контуры предшественника.

Дело приносило семье Адольфа Сиу — супруге Эжени и сыновьям Шарлю, Луи и Адольфу — совсем небольшой доход. Все изменилось, когда амбициозный француз получил руководящую должность в одной из парфюмерных компаний. В семье появились деньги, которые можно было вкладывать в сладкое производство. Правда, по условиям контракта он не мог заниматься предпринимательством — тогда кондитерское дело было переписано на Эжени.

Вооружившись принципом «высокое качество по низкой цене», Сиу постепенно завоевали любовь не только москвичей, но и жителей Санкт-Петербурга, Киева и Варшавы, где работали их фирменные магазины. Ассортимент продукции был очень обширным и постоянно пополнялся: семейное предприятие выпускало печенье, конфеты, пастилу, нугу, вафли, пряники, торты, пирожные и мороженое, а также кофе и какао.

В 1884 году дело перешло к сыновьям Адольфа Сиу. Под их руководством произошли два важных изменения. Во-первых, на Петербургском шоссе (нынешний Ленинградский проспект) была открыта образцовая фабрика, построенная французским архитектором Оскаром Дидио и оснащенная по последнему слову техники. Во-вторых, Сиу начали производить и парфюмерную продукцию — на исполнении своей давней мечты настоял отец. С 1908 года кондитерские изделия стали выпускаться под маркой «С. Сиу и Ко» (где С значит «сыновья»), а парфюмерные — под маркой «А. Сиу и Ко». В 1913 году торговый дом получил звание «Поставщик двора Его Императорского Величества». Этой чести Сиу удостоились после выпуска одеколона «В память 300-летия дома Романовых», конфет «Сусанин» и печенья «Юбилейное».

Уведомление о преобразовании торгового дома «А. Сиу и К» в «Товарищество фабрик А. Сиу и К». 1908 год. Главархив Москвы

Кстати, реклама продукции Сиу всегда была на высоте — и речь здесь не только о плакатах. Предприимчивые сыновья Адольфа Сиу обеспечивали стабильный интерес к своей продукции не только ее высоким качеством, но и привлечением коллекционеров. В коробки со сладостями в то время многие кондитерские фабрики помещали вкладыши с рисунками на определенную тему, которые складывались в коллекции. Например, Сиу предлагали детям собрать серии «Азбука», «География», «История», взрослым — «Пушкин», «Русский романс» и «Кабинетный портрет». Сами коробки были очень красивыми — к их оформлению привлекались известные художники. Жестяные же коробки с замочком, в которых продавались сладости высшего сорта, оставались в домах покупателей на долгие годы, становясь любимыми шкатулками для мелочей.

Абрикосовы: технологические ноу-хау, риск и много рекламы

Важность хорошей упаковки в кондитерском деле осознавал и Алексей Абрикосов — один из главных конкурентов Адольфа Сиу. Унаследовав от отца небольшую фабрику, на которой трудились 30 человек, он почти сразу открыл в ней художественный цех. Руководить профессиональными художниками Абрикосов нанял известного живописца Федора Шемякина. Красочные упаковки абрикосовских сладостей появлялись на рекламных плакатах, фасадах домов, афишных тумбах и, конечно, в витринах магазинов. Использовал Абрикосов и трюк со вкладышами — особенно юные сладкоежки любили карточки с изображением животных, которые можно было найти в коробках абрикосовских печенья и конфет.

Мармелад «Царский» «Фабрично-торгового товарищества А.И. Абрикосова сыновей». Рекламный плакат. 1900-е годы. Главархив Москвы

Пятеро его сыновей, взявшие на себя управление семейным кондитерским делом в 1874 году, продолжили отцовские начинания. Этот красный плакат, оформленный в духе модного в начале ХХ века модерна, наверняка принес им немалую прибыль — желающих попробовать новинку Товарищества А.И. Абрикосова сыновей, о которой призадумались три симпатичные цапли, должно было быть очень много.

Абрикосовы-младшие активно вводили новые технологии. Например, в 1882 году они запатентовали специальную машину, упрощавшую производство мармелада. А еще привлекли специалистов, которые разработали способ изготовления глазированных фруктов — этот популярный десерт в то время привозили исключительно из-за границы. В 1899 году предприниматели получили разрешение помещать на упаковку своей продукции государственный герб.

Реклама Товарищества А.И. Абрикосова сыновей. 1896 год

После 1917 года фабрика Абрикосовых стала кондитерской фабрикой № 2, а затем получила имя Петра Бабаева, революционера, председателя Сокольнического райкома.

Передав дела сыновьям, Алексей Абрикосов не сложил руки, а занялся чайной торговлей. Однажды ему в голову пришла мысль попробовать возить чай в Россию из Китая не по суше, а по морю — через Одессу. Так тогда никто не делал. Абрикосова отговаривали, объясняя, что заварка может испортиться из-за влажности, однако идея оказалась удачной. Так Абрикосовы вписали свою фамилию и в чаеторговлю.

Эйнем: кондитерская музыка и щипцы для конфет

Незадолго до Адольфа Сиу в Москву прибыл еще один молодой иностранец, намеревающийся заняться здесь кондитерским делом. Прусский подданный Фердинанд Теодор фон Эйнем, или Федор Карлович, как он стал называть себя в России, начал с торговли пиленым сахаром. В 1951 году он открыл свой крошечный магазинчик на Арбате. Ранее это помещение занимал итальянский кондитер Людвиг Педотти, недавно разбогатевший и отбывший на Тверскую. Спустя несколько лет Эйнем тоже переехал — на Петровку.

Первые большие деньги Эйнему удалось заработать во время Крымской войны: в 1853–1856 годах он поставлял в армию сиропы и варенье. В гору же его дела пошли, когда он взял в компаньоны земляка, Юлиуса Фердинанда Хойсса (или Юлия Федоровича Гейса, как его звали в Москве), — большого специалиста по части рекламы. Его идеи сделали продукцию Эйнема еще более привлекательной.

Помимо привычных вкладышей-открыток, в коробках конфет теперь можно было найти фирменные аксессуары — специальные щипцы и салфетки. А еще Хойсс придумал нанять композитора, который писал бы специальную музыку на кондитерскую тему. Ноты «Шоколадного вальса», «Кекс-галопа» или «Вальса монпансье» можно было получить бесплатно при покупке в фирменном магазине на Театральной площади (партнеры открыли его в 1860 году).

Вскоре случилось важнейшее событие: собрав необходимую сумму, Эйнем и Хойсс выписали из Европы паровую машину и начали строить фабрику на Софийской набережной. Фабрика «Товарищество Эйнем», основанная в 1867 году, производила не только кондитерские изделия, но и какао и кофе.

Какао товарищества «Эйнем». Москва — Берлин. Рекламный плакат. 1897 год. Главархив Москвы

Федора Карловича очень любили в Москве — не только за сладости, но и за благородство души. Говорили, что с каждого проданного фунта печенья он жертвует пять копеек серебром, причем половина этих денег идет в пользу благотворительных заведений, а половина — в пользу немецкой школы для бедных сирот. Неудивительно, что Юлиус Хойсс, вставший у руля фабрики после смерти партнера, не стал менять ее названия.

Даже после национализации и переименования фабрики в «Красный Октябрь» было сложно отказаться от имени доброго Федора Карловича: еще несколько лет на упаковке продукции в скобках помечалось: «Бывш. Эйнем».

Фото: mos.ru
Источник: mos.ru
теги новостей

Поделиться
История

История кондитерских фабрик Москвы (часть 2)

Места

Мемориальный музей в «Доме Лосева»

Ближайшие события
1000₽ - Для взрослых

Спектакль «Хочу на Сейшелы» в Театриуме на Серпуховке

8 декабря
19:00 – 21:00
500₽ - Для взрослых

Спектакль «Завтра была война» в ДК «Нагатино»

9 декабря
19:00 – 20:30
Оставаясь на сайте «Московских сезонов», вы соглашаетесь на использование файлов сookie на вашем устройстве. Они обеспечивают эффективную работу сайта и помогают нам делиться с вами наиболее интересной и актуальной для вас информацией. Вы можете изменить настройки сookie или отключить их в любое время. Подробнее о файлах cookie.
Accept ccokies