Подводные спасатели, строители, ремонтники и садовники. Чем занимаются московские водолазы

5 мая
Городское пространство

Жизнь в столице кипит не только на суше, но и под водой. Нужно промывать коллекторы, ремонтировать трубопроводы, углублять водоемы, следить за состоянием очистных сооружений, а перед купальным сезоном приводить в порядок дно рек и прудов, где обустроены пляжи. Всем этим занимаются столичные водолазы.

Их рабочее место далеко от теплого офиса. На дне видимость почти нулевая, а вода холодная даже летом. В преддверии Дня водолаза, который отмечается в России 5 мая, корреспондент mos.ru поговорил с покорителями водной стихии Москвы. Рассказываем, как проводят поиск вслепую, что такое водолазная азбука Морзе, зачем нужна барокамера и подводные роботы и как исследование глубин позволяет по-новому взглянуть на окружающий мир.

Спасатели в ластах

Водолазы работают в трех ведомствах столицы: Московской городской поисково-спасательной службе на водных объектах, Мосводостоке и Мосводоканале. Первые отвечают за безопасность горожан на водоемах. Круглый год они патрулируют береговые линии, предупреждают жителей столицы о правилах отдыха у воды, проводят мастер-классы для школьников и студентов, а еще сотрудничают с полицией по поиску вещественных доказательств. В их зоне ответственности — вся акватория Москвы-реки, Химкинского водохранилища и нескольких крупных внутренних водоемов города.

Поскольку спасателю всегда нужно быть в форме, дежурство начинается с тренировочных спусков, которые максимально похожи на рабочие.

«Мы ищем под водой затонувшие предметы, используя разные методы, например галсовый (движение по типу маятника вправо-влево, чтобы охватить всю обследуемую территорию), отрабатываем поиск в условиях неровного дна и повторяем водолазную азбуку Морзе — условные сигналы. Связь на водолазной станции обеспечивает кабель-сигнал, но если он выйдет из строя, общаться придется с помощью подергиваний, потряхиваний, потягиваний кабеля. Водолаз обязан знать эту азбуку наизусть, чтобы не растеряться в стрессовой ситуации», — подчеркнул водолаз Московской городской поисково-спасательной службы на водных объектах Александр Фомченко.

Риск сопровождает их каждый день. Большинство водоемов Москвы илистые, а двигаясь по дну, водолаз «волнует» грунт и мутит воду. Видимость становится почти нулевой, даже фонари освещают толщу воды не дальше метра. В таких условиях руки становятся глазами водолаза. На ощупь он ищет даже мелкие предметы, а они порой попадают в ямы и покрываются илом.

Водолазы никогда не работают в одиночку. В отряде, как минимум, три участника: тот, кто погружается, тот, кто страхует и при необходимости придет на выручку, а еще руководитель спуска. Последний направляет работающего на глубине.

«Работа группы должна быть слаженной. Оказавшись на глубине, в неизвестности, с чужим человеком на том конце провода, можно запаниковать. Каждый же с разной силой трясет, тянет кабель. Поэтому работать надо с тем, кого понимаешь без слов, тогда страх уходит. А еще важно использовать личный костюм. Только в нем будешь чувствовать себя как рыба в воде», — поведал секреты работы Александр Фомченко.

И все же снаряжение удобным не назовешь: его вес может достигать 80 килограммов, не считая баллоны со сжатым воздухом. Час работы в воде сравним с дневной нагрузкой на суше. Зато защитный костюм герметичен, что дает возможность без вреда для здоровья погружаться даже в очистных сооружениях. Есть и легкий костюм, предназначенный для чистой воды. Он сшит из неопрена, который не пропускает воду и сохраняет тепло. В таком костюме в ледяной воде можно находиться до трех часов.

В арсенале спасателей — около 180 судов, в том числе зимние на воздушной подушке и аэролодки «Север», развивающие скорость до 140 километров в час. Летом водоемы бороздят на катерах, гребных и надувных моторных лодках. Суда оснащены средствами спасения из полыньи (участок открытой воды, окруженный льдом), концом Александрова для оказания помощи утопающим, спасательными кругами и досками. Всегда наготове аптечка первой помощи и пневмопонтоны (поднимают со дна крупные объекты, такие как автомобили). Эхолоты помогают определить температуру воды и глубину, обследовать рельеф, структуру дна. А подводные роботы способны залезть в узкие трубы, где не вмещается человек. Незаменимы они и в больших акваториях: роботы «прозванивают» окрестности, находят искомый предмет и указывают направление водолазу.

Сергей Собянин рассказал о водолазах на службе городского хозяйстваМосковская глубина: зачем столице водолазы

Подводные строители, ремонтники и садовники

Очистка коллекторов, ремонт водосточных труб, углубление дна водоемов — все это лежит на плечах водолазов Мосводостока. Их работа не менее опасная, чем коллег-спасателей: потоки рек несут иловые отложения, песок, глину, ветки, бревна, а также различный бытовой мусор. Но Максима Дробошевского это не пугает: он — водолаз первого класса с квалификацией международного уровня, который ходил пешком по дну Северного Ледовитого океана. В Баренцевом море водолаз попал в подводную пургу. Высокое течение так поднимало песок, что Максим Дробошевский постоянно терял место, где выполнял поставленную задачу. Он не мог даже встать и двигался по дну ползком.

«В Москве не море, но работа у нас тоже тяжелая, важная. Если коллектор забьется, на улицах столицы будет скапливаться вода. Перед спуском изучаем, на какой глубине залегает объект, каков диаметр трубы, железная она или бетонная. Если скопился грунт, используем грунтосос, а вот глину так просто не возьмешь — нужно пробивать пожарной помпой. У нее такой напор воды, что мы привязываемся, иначе унесет. Голова водолаза должна оставаться холодной. Паника — наш главный враг», — уверен водолаз Мосводостока Максим Дробошевский.

Специалисты участвуют в строительстве: заливают бетон под водой, вбивают в дно шпунты при возведении мостов.

Грубая работа порой сменяется деликатной. Однажды водолазы помогали пересадить редкие кувшинки на Капустинском пруду. Их нужно было аккуратно выкопать вместе с корнем. А при очистке Олимпийских прудов Максим Дробошевский вместе с командой достал со дна два «запорожца».

«С наступлением тепла и мы, и водолазы-спасатели осматриваем все водоемы, где разрешено купание. Собираем со дна различный мусор. Оставляем лишь речные камни — это домики для подводных обитателей. Повторное обследование проводим перед началом купального сезона и в середине лета», — поделился он.

Неглинка, Лихоборка и другие: какие подземные реки протекают под МосквойЛабиринты под землей. Как устроено коллекторное хозяйство Москвы

Исследователи московских глубин

61 километр подводных трубопроводов — и за каждым нужно следить сотрудникам Мосводоканала. Водолазы обслуживают насосные станции, очистные сооружения, дюкеры (напорные участки трубопровода), станции водоподготовки, рыбозащитные сооружения, подводные коммуникации. Работа в основном плановая: обследуют объекты, очищают трубы от наросших моллюсков. Но погружаться приходится глубоко. Зубцовский гидроузел, к слову, достигает почти 30 метров.

Перед такими сложными спусками специалисты тренируются в водолазной барокамере. Это герметичное устройство искусственно воспроизводит перепады давления до 100 метров водяного столба. После тренировки можно уходить на глубину. Понадобится барокамера и при лечении декомпрессионной, или «водолазной», болезни, возникающей из-за быстрого понижения давления при всплытии.

«Когда предстоит опуститься глубже 12 метров, везем с собой барокамеру — на случай, если возникнут опасные симптомы. Но мы заботимся о том, чтобы работа была безопасной. При всплытии водолаз делает декомпрессионные остановки, чтобы газы, накопленные в тканях, естественным путем вышли через легкие. Каждая минута всплытия рассчитывается по таблице декомпрессии. Например, после 45 минут пребывания на 30-метровой глубине подниматься нужно 41 минуту», — подсчитал водолаз Мосводоканала Сергей Филатов.

При работе в чистой воде специалисты используют снаряжение с открытой схемой дыхания и вентилируемое, если требуется выполнить задачи на очистных сооружениях. Они также пользуются диагностическим оборудованием для дюкеров и роботом-разведчиком, который исследует территорию перед спуском.

Из темноты и ила — на солнечный берег

Все собеседники mos.ru назвали любимым моментом в работе выполнение задачи. Им важно быть полезными. А еще погружения позволяют по-новому взглянуть на окружающий мир, добавил Александр Фомченко.

«Иногда нужно буквально зарываться в ил, чтобы найти предмет. И вот ты, побыв на дне, выныриваешь, видишь деревья, облака, солнце. И думаешь, как же мир красив, как хорошо жить», — признался водолаз.

Альпинист, водолаз, энтомолог: самые необычные профессии работников жилищно-коммунального хозяйстваПешком по Москве-реке, или Как проходит обследование подводных газопроводов

Источник: mos.ru

Поделиться
МОСТЫ

Тайны Живописного моста

Усадьбы

Троице-Лыково в Строгино

Ближайшие события

«Бумажные истории» в парке «Сокольники»

19 сентября 202329 мая 2024
Бесплатно

Занятия по актерскому мастерству в саду имени Баумана

17 января25 декабря


Оставаясь на сайте «Московских сезонов», вы соглашаетесь на использование файлов сookie на вашем устройстве. Они обеспечивают эффективную работу сайта и помогают нам делиться с вами наиболее интересной и актуальной для вас информацией. Вы можете изменить настройки сookie или отключить их в любое время. Подробнее о файлах cookie.
Accept ccokies