От юго-запада до Останкина. Где и как снимали любимые новогодние фильмы

2 января
Культура

«Ирония судьбы, или С легким паром!», «Чародеи», «Старый Новый год» — без этих фильмов не обходятся ни предпраздничные дни, ни первые дни нового года. Кажется, все диалоги выучены наизусть, как и все шутки, и все песни, однако старое кино работает безотказно: нужное — праздничное — настроение вызывает у зрителя с первых кадров.

Устраиваем ностальгически-исследовательский просмотр вместе с москвоведом Татьяной Воронцовой и узнаем, как снимали волшебный институт НУИНУ, где находятся дома Жени Лукашина и Нади Шевелевой и к каким уловкам прибегали создатели «Старого Нового года».

Дома по экспериментальным проектам

Сюжет «Иронии судьбы», который сегодня, наверное, знает каждый россиянин, Эльдар Рязанов и Эмиль Брагинский взяли из реальной жизни: один их знакомый поехал отмечать Новый год в баню, хорошенько выпил, а потом пошел к друзьям, где ему тоже предложили пропустить рюмочку. Затем кто-то из компании решил подшутить над окончательно опьяневшим беднягой, отвез его на вокзал и отправил в путешествие, заплатив за него проводнице. Пассажир проснулся лишь тогда, когда уже подъезжал к Киеву.

Кадр из фильма «Ирония судьбы, или С легким паром!». Режиссер Э. Рязанов. 1975 год

Фильм начинается с мультипликационной заставки, в которой в мягкой сатирической тональности, свойственной всем работам Рязанова и Брагинского, говорится о типовой застройке, заполонившей города страны. Именно она и стала одной из причин необычных приключений главного героя Жени Лукашина в исполнении Андрея Мягкова, который перепутал свой столичный дом с его ленинградской копией, да еще и расположенной по такому же адресу: 3-я улица Строителей, дом 25. Типовой ключ открывает типовой замок в квартире 12, и уставший отмечать Женя валится на диван — в чужом жилье его ничего не смущает, ведь здесь та же планировка и практически та же мебель, что и в Москве. Когда вернется хозяйка Надя Шевелева, ей будет стоить большого труда доказать незваному гостю, что он находится не у себя дома.

Съемки проходили на проспекте Вернадского, в домах 113 (здесь была квартира Нади) и 125 (квартира Лукашина). В 1970-х годах, когда создавалась картина, столичные архитекторы облюбовали район Тропарево-Никулино: они с удовольствием строили на юго-западе дома по экспериментальным проектам, и оба здания, появившиеся в кино, принадлежат как раз к одной из этих серий — И-99-47/406. Сейчас, кстати, на одном из них есть табличка, подтверждающая, что именно здесь снимали знаменитую комедию. Неподалеку от них находится церковь Архангела Михаила, построенная в таком стиле, как нарышкинское барокко.

«В кадре очень хорошо видна церковь Архангела Михаила в Тропареве. Сейчас она со всех сторон застроена домами, поэтому такого пейзажа, какой был, вы уже не увидите, конечно. А тогда, в 1970-х годах, когда фильм снимался, церковь была чуть ли не последним зданием по этой стороне», — рассказывает Татьяна Воронцова, москвовед и экскурсовод.

А знаменитая сцена в бане снималась вовсе не в настоящих интерьерах, а на студии «Мосфильм» — специально для этого там построили декорации из стеклянных блоков и лавок. Было очень холодно, но по сюжету артисты, закутанные в банные простыни, должны были изображать противоположные ощущения. Сначала они придумали справляться с неудобством с помощью алкоголя, чтобы хоть как-то согреться, но Эльдар Рязанов, уличивший их в этом, запретил выпивать.

Из чего состоит институт НУИНУ 

Сюжет музыкальной комедийной сказки «Чародеи» имеет мало что общего с повестью «Понедельник начинается в субботу» братьев Стругацких, несмотря на то, что именно оттуда писательский дуэт фантастов взял идею для сценария. Первый его вариант выглядел иначе и был очень близок к оригиналу, но не понравился режиссеру Константину Бромбергу — мол, все равно не пройдет цензуру. Он попросил Стругацких переписать сценарий. В результате получилась совсем другая история, в которой остался только волшебный институт да несколько персонажей.

Кадр из фильма «Чародеи». Режиссер К. Бромберг. 1982 год

Но и институт претерпел некоторые изменения — из НИИЧАВО (Научно-исследовательский институт чародейства и волшебства) превратился в НУИНУ (Научный универсальный институт необыкновенных услуг). Его «сыграли» сразу три московских здания.

«За основу внешнего облика этого института взята гостиница “Союз”, которую в районе “Речного вокзала” построили к Олимпийским играм 1980 года, за три года до съемок, — объясняет Татьяна Воронцова. — Сцены внутри института снимали в других локациях. Холл с лестницей, где проходит бал, обитает говорящий кот, — это все Дом культуры “ЗИЛ”. А когда гость с юга в исполнении Семена Фарады блуждает по длинным коридорам — это телецентр».

Знаменитая фраза «Ну кто так строит?», которую в отчаянии произносит герой Фарады, — это придумка самого актера. Именно она пришла ему в голову, когда он по-настоящему заблудился в телецентре, пытаясь найти съемочную группу. Реплика ему понравилась, и он решил подарить ее своему герою. Сделал он это спонтанно, ее даже не было в сценарии.

На съемках было не все гладко. Актриса Александра Яковлева, сыгравшая заколдованную ведьму Алену, и Валентин Гафт, чей персонаж Аполлон Митрофанович Сатанеев пылал к ней самыми страстными чувствами, не поладили. Причем накал иногда доходил до такой степени, что Валентин Иосифович был готов и вовсе покинуть площадку. Но режиссер не растерялся и решил снимать их в совместных сценах поодиночке — чтобы избежать конфликтов. Это заметно, например, по сцене, в которой Алена соглашается стать женой Сатанеева, но просит его омолодиться, воспользовавшись советом из сказки «Конек-горбунок». Кстати, эта сцена также снята в разных местах. По сюжету герои находятся в зимнем саду НУИНУ, а в действительности объяснение происходит в декорациях Ботанического сада. Там же Алена поет издевательскую песню «Ведьма-речка», а перед этим летает на метле вокруг здания «Союза».

Кадр из фильма «Чародеи». Режиссер К. Бромберг. 1982 год

Остальные (в основном натурные) съемки сказочного города Китежграда, который «недавно подняли со дна моря» и в котором находится необыкновенный институт, прошли в Суздале. Музей при НУИНУ, где селится приехавший вызволять невесту из власти злых чар Иван Пухов с сестренкой, и окрестности — это виды местного турцентра. Поездка от китежградского вокзала до музея на повозке, запряженной тройкой белых лошадей, во время которой звучит незабываемая песня «Три белых коня», также снята в старинном городе-заповеднике.

Городские пейзажи «Старого Нового года»

История фильма началась со спектакля в МХАТе, который Олег Ефремов поставил по пьесе Михаила Рощина. Сюжет прост и незатейлив: канун старого Нового года, две обычные советские семьи, живущие по соседству, готовятся отмечать праздник, собираются гости, режутся салаты, но... что-то вдруг идет не так. Главы обеих семей, одолеваемые каждый своей печалью, уходят из дома, чтобы провести время в компании друзей и решить экзистенциальные вопросы.

Постановка настолько понравилась публике, что через семь лет Ефремов совместно со своим коллегой Наумом Ардашниковым решился на экранизацию. Главные роли сыграли те же артисты: Вячеслав Невинный, Александр Калягин, Ксения Минина, Ирина Мирошниченко, Евгений Евстигнеев и другие.

Кадр из фильма «Старый Новый год». Режиссеры Н. Ардашников, О. Ефремов. 1981 год

Премьера будущего новогоднего хита была запланирована на 1 января 1981 года. Чтобы успеть, съемки пришлось начать летом, когда на улицах не было и намека на холод. Нужные городские кадры доснимали потом, когда выпал снег.

«Картина очень богата столичными пейзажами. Под музыку, написанную Сергеем Никитиным, нам показывают зимнюю Москву: Новый Арбат, здание СЭВ, Бульварное кольцо. В кадре мелькают также Сандуновские бани и многое другое», — рассказывает Татьяна Воронцова.

На съемках не обошлось без курьезных случаев. Один из них был связан с новогодним угощением — дефицитной колбасой салями. Достать ее, да еще и летом, было нереально, но директор фильма каким-то образом это сделал. По его поручению салями нарезали так тонко, как могли, чтобы растянуть на всякий случай на весь съемочный процесс. Артистам было сказано: «Есть медленно, понемногу».

Перед запретным плодом не смог устоять Александр Калягин, который играл главу семейства Полуорловых. Когда наступил перерыв, он взял в сообщники десятилетнего Валю Карманова, игравшего его сына. Актер предложил мальчику «пожевать», а потом как ни в чем не бывало покинул помещение, сказав Вале: «Тебе все равно ничего не сделают». Директор, который вскоре обнаружил пропажу закуски, долго не мог прийти в себя. Через много лет после съемок об этом случае со смехом вспоминали все — и артисты, и режиссер.

Фото: mos.ru
Источник: mos.ru

Поделиться
Места

Электрозавод на Яузе

Дворцы

Петровский путевой дворец

Ближайшие события

«Как Обезьяна Морского царя перехитрила» в театре «А–Я»

24 января
12:00

Концерт в рамках фестиваля «Валентин Берлинский forever!» в «Зарядье»

20 января
19:00 – 21:00
Оставаясь на сайте «Московских сезонов», вы соглашаетесь на использование файлов сookie на вашем устройстве. Они обеспечивают эффективную работу сайта и помогают нам делиться с вами наиболее интересной и актуальной для вас информацией. Вы можете изменить настройки сookie или отключить их в любое время. Подробнее о файлах cookie.
Accept ccokies