Осколки времени: как реставрируют мозаику Щелковского автовокзала

14 декабря 2020
Строительство и реконструкция

Скоро закончится реставрация и монтаж мозаики на Щелковском автовокзале. Панно «Моя Родина» 1972 года художника-монументалиста Юрия Королева, которое раньше украшало зал ожидания, теперь переместится на фасад обновленного вокзального здания. Советская мозаика, обращенная на МКАД, станет новым районным арт-объектом и отсылкой к историческому прошлому автовокзала. Чтобы вернуть мозаике первоначальный вид, реставраторам пришлось разгадать не одну головоломку. Mos.ru побывал в мастерской студии «Тессера», где выяснил, как мастера собирают этот пазл.

Угадать картинку

В мастерской всюду разложены фрагменты мозаики. Ее доставляли сюда по частям: площадь панно — около 90 квадратных метров. Работа клеится. Реставраторы заливают шприцами укрепляющий раствор в трещины бетонных блоков, промывают в формочках с водой кусочки смальты — цветное глушеное стекло с добавлением оксидов металлов.

«Сегодня положим смальту на клей на цементной основе, завтра обработаем антигрибковым раствором, затонируем, счистим остатки высохшего клея. Самое главное — убедиться, что все фрагменты хорошо приклеились. Бывает, аутентичные модули держатся слабо. Тогда приходится все делать заново», — объясняет реставратор Светлана Есинская.

Монументальные панно и архитектурные декоративные элементы мастера всегда крепили на века. В то время никто не рассчитывал, что когда-то картина будет менять свое местоположение. Поэтому при демонтаже панно мозаичные модули пострадали, так как крепились к стене особым надежным способом.

«В восстановлении панно используется смальта производства тех, советских времен, примерно 25 процентов утраченной. В советское время мозаичное стекло изготавливали по особой технологии. Было два вида смальты. Первый — печеный: основу для смальты замешивали как тесто, лепили куличик и запекали в печи при температуре около 750 градусов. Получалось подобие камня бархатистого плотного оттенка, будто его покрыли гуашью. Второй вид — вареный: смесь варили в печи, затем зачерпывали ковшами, выливали на металлическую плиту и раскатывали валиком. Этот вариант имел сочный, яркий цвет, как масляная краска. Сейчас мало кто помнит старинные рецепты. Нам пришлось объехать многие мастерские Москвы, Подмосковья и других регионов, чтобы собрать похожие на цвета старых смальт. Кое-что удалось заказать на современных смальтоварнях. Сегодня дело смальтоварения в России возрождается», — рассказывает руководитель проекта Александр Никитин.

Фото Е. Самарина. Mos.ru

В панно помимо цветных смальт использовались и другие материалы. Например, золотая смальта. Это лист сусального золота, проложенный между двумя стеклянными пластинами. Также есть элементы из керамики с цветными глазурями и модули из метлахской плитки.

Реставраторы вспоминают: когда панно привезли в мастерскую, оно было таким грязным и пыльным, что реальные цвета даже не просматривались. Вымыв и расчистив мозаику, мастера изумились, сколько разных необычных красивых оттенков и цветовых сочетаний оказалось на этой картине. Тем не менее многие изображения были утеряны, и оставалось восстанавливать рисунки по фотографиям, неточным и зачастую размытым. На стене мастерской висят такие снимки, а также схема мозаики. Это базовые ориентиры мозаичистов.

«Нас поразила сама композиция: одна из немногих работ советского периода, полностью лишенная идеологии. Здесь присутствуют герои того времени — космонавт и спортсмен. Но в целом панно получилось домашним. За столом сидят женщина с детьми и бабушка, вероятно жена и мама того космонавта или спортсмена. Рядом кувшин, сноп сена, утка. Удивительно, что изображена церковь, — полное противоречие советской идеологии. Я могу объяснить такой сюжет только тем, что художник Юрий Королев любил храмовую архитектуру, особенно новгородскую, вдохновлялся ей», — говорит Александр Никитин.

Кстати, чтобы передать цвет некоторых рисунков, задуманный автором, мозаичисты укладывали смальту на белый клей. Например, космонавт и утка выложены из прозрачного стекла, и, если основа под ними будет темной, они потеряют правильные оттенки, станут тусклыми.

Как только фрагмент готов, его сразу же отправляют на автовокзал и монтируют. Сейчас реставрация на 98 процентов завершена.

Вернуть кривизну

Когда мозаика находилась внутри автовокзала, она держалась на бетонном и кирпичном основаниях. После реставрации каждый фрагмент панно закрепят по-новому — на стальной каркас.

«Чтобы закрепить мозаику, мы используем реставрационный клей и дополнительно металлические болты», — рассказывает заместитель генерального директора по реставрации Илья Чичкин, пока мы наблюдаем, как мастер в строительном павильоне у Щелковского автовокзала просверливает отверстия во фрагменте с уткой.

В эти отверстия вставят крепежи. Во время сверления кусочки смальты откалываются, и реставраторам предстоит приклеить их заново. Выходит двойная работа. Но иначе нельзя: в мастерской не рассчитаешь крепежные отверстия. К тому же панно неровное.

«Мозаика изначальна была кривой, рельефной. Видимо, такова задумка автора. Наша задача — восстановить эту имитацию движения», — говорит Илья Чичкин.

После того как мастера смонтируют панно «Моя Родина», его обработают специальным раствором, на который невозможно нанести граффити. На расстоянии 70 сантиметров от мозаики установят защитное стекло и подсветят его мощными лампами.

Оживить мозаику

Несмотря на то что «Моя Родина» не объект культурного наследия, группа компаний «Киевская площадь», реконструировавшая автовокзал, решила восстановить панно. Реставраторы трудятся над мозаикой как над редким произведением искусства, с таким же трепетом и ответственностью. У них есть опыт: специалисты «Тессеры» недавно возродили мозаики в павильоне «Грот» XVIII века в музее-усадьбе «Кусково».

«В павильоне два кабинета: южный, олицетворяющий теплые моря, пестроту и буйство красок, и северный — это более спокойная, холодная атмосфера северных морей. Кабинеты оформлены цветной декоративной штукатуркой, стеклом, камнями, ракушками. Для возрождения первоначального облика мы искали ракушки по всему миру», — делится Александр Никитин.

Еще в конце 1970-х художник-реставратор Алексей Кузнецов провел частичную реставрацию «Грота». Но главное, он законсервировал памятник и защитил его от дальнейших разрушений. А в наши дни совместно с руководителем студии Александром Сферовым специалисты провели полномасштабную реставрацию этих интерьеров.

Каждый мозаичный проект мастерской — сложный пазл. Когда он собран, реставраторы радуются как дети. Александр и Илья с гордостью и удовольствием разглядывают на фасаде Щелковского автовокзала небесно-голубого космонавта и раскрасневшегося спортсмена.

«Они как живые. Такой эффект создают декоративные швы-русты между фрагментами: каждый рисунок становится самостоятельным, со своей динамикой. Кроме того, клей под панно эластичный. Мозаика будто дышит», — резюмирует Илья Чичкин.

Фото: mos.ru
Источник: mos.ru

Поделиться
Места

Электрозавод на Яузе

Театр

История крепостных театров: Кусково, Останкино, Люблино

Ближайшие события

Спектакль «Скрипка и немного солнца» в театре «А-Я»

30 января
12:00 – 13:20

Концерт «Бетховен, Брамс» в Москонцерте на Пушечной

31 января
17:00 – 19:00
Оставаясь на сайте «Московских сезонов», вы соглашаетесь на использование файлов сookie на вашем устройстве. Они обеспечивают эффективную работу сайта и помогают нам делиться с вами наиболее интересной и актуальной для вас информацией. Вы можете изменить настройки сookie или отключить их в любое время. Подробнее о файлах cookie.
Accept ccokies