Как проходила перепись населения в Москве в 1931 году

13 марта
Социальная сфера

К началу 1930-х годов властям Москвы понадобилось собрать статистику о жителях города. Она должна была помочь распределить между ними продовольствие — из-за дефицита товаров на еду ввели карточки. Чтобы система успешно работала, нужно было знать основные демографические показатели.

В 1931 году москвичам выдали новые заборные книжки с талонами, на которых должны были указывать определенное количество продуктов. А зависело оно от конкретной категории: всех граждан и организации поделили на несколько категорий по снабжению товарами. Сведения предыдущей переписи — 1926 года — устарели, и к марту 1931 года было решено провести новую. Как это происходило, рассказывают документы фонда Моссовета, хранящиеся в Главархиве столицы.

Ошибки и взятки

Перепись проходила с 5 по 18 марта. Трудности начались с самого начала. Районные организации настолько не спешили, что к 11 марта переписали лишь чуть более 86 тысяч человек — около трех процентов населения Москвы.

Переписчиков не хватало: в Сталинском районе, например, должны были работать около пяти тысяч человек, а по факту их было не более 500, в Ленинском районе из 1500 работали около 700, а на фабрике «Свобода» из 150 активистов в первую неделю вообще никто к работе не приступил.

Те же, кто все-таки занимался переписью, часто допускали ошибки. Категории, которые присваивали горожанам, влияли на объемы выдаваемых продуктов. И если их путали, это имело далеко идущие последствия. Случались и более серьезные нарушения: в Октябрьском районе переписчик за получение категории требовал взятки от жильцов, у которых не было постоянного места работы.

Ошибки допускали и из-за плохой подготовки со стороны районных и участковых штабов. Так, инструктор Октябрьского района сказал подчиненным, что не обязательно ходить по квартирам — можно просто проверять списки в домоуправлениях и на их основе проставлять категории. Из-за этого людям снова присваивали не ту категорию или вообще не включали в списки, ведь в домоуправлениях сведения могли быть неполными, устаревшими или неверными.

Бывало, что домоуправления сами препятствовали переписи. Например, в Пролетарском районе переписчикам не предоставили списки и домовые книги. А в одном из домов на Воробьевых горах домовладелец отказался впустить и даже избил переписчика в ответ на его разъяснения.

Москвичи на Тургеневской площади. Середина 1930-х годов. Главархив Москвы

Срочные меры

Чтобы перепись состоялась, Моссовету пришлось принимать соответствующие меры. С 10 марта дополнительно пригласили еще две тысячи переписчиков из партийных работников и комсомольцев. Для пресечения нарушений привлекли милицию.

Выдачей заборных книжек занялись специальные комиссии: постоянная центральная комиссия при горисполкоме, которая рассматривала заявления организаций и учебных заведений, и комиссия при райсоветах для заявлений и жалоб отдельных граждан. Они решали, была ли допущена ошибка при присвоении человеку категории. Если нарушение доказывалось, книжку меняли, внося корректировки.

После принятых мер качественные и количественные показатели переписи начали расти. К 17 марта в районах города было переписано большее число жителей. Например, в Замоскворечье цифра приблизилась к 90 процентам. В итоге перепись все же позволила сформировать статистику о жителях Москвы и выдать им книжки с талонами на продукты.

Фото: mos.ru
Источник: mos.ru

Поделиться
Усадьбы

Троице-Лыково в Строгино

Места

В Ростокино на Яузе

Ближайшие события

Конкурс детского рисунка «Уголок моей Москвы» в музее «Садовое кольцо»

25 января30 июля

«О тишине на поле» в галерее «Богородское»

3 апреля29 июня
Оставаясь на сайте «Московских сезонов», вы соглашаетесь на использование файлов сookie на вашем устройстве. Они обеспечивают эффективную работу сайта и помогают нам делиться с вами наиболее интересной и актуальной для вас информацией. Вы можете изменить настройки сookie или отключить их в любое время. Подробнее о файлах cookie.
Accept ccokies