Фронтовые бригады: искусство на службе Победы – события на сайте «Московские Сезоны»
Событие завершено
0+
4 – 10 мая 2020

Фронтовые бригады: искусство на службе Победы

Еще во времена Первой Мировой в армии выступали театральные труппы, но это были частные инициативы. Только в 1941 году искусство отправилось на фронт массово – спустя всего два дня после начала войны. Актеры, музыканты, танцоры, гимнасты сопровождали армию везде и в самых тяжелых битвах, дойдя вместе с ней до Берлина. 

Артисты нередко становились и на место своих зрителей – участвовали в военных действиях, служили санитарами и сиделками. Послужили на дело победы и благотворительные концерты: на собранные средства закупались танки и другая военная техника. Всего работники искусств собрали и передали государству 98 миллионов рублей – огромная сумма для того времени. На сборы от спектаклей Большого театра смогли построить эскадрилью противотанковых самолетов. Ее назвали «Советский артист». Кроме того, творческие работники Большого сдали за войну 364 литра крови в помощь раненым.

Поддерживать боевой дух отправились люди из самых разных сфер искусства, так что фронтовая культурная жизнь была разнообразной. Для военных читали публицистику, ставили отрывки из русских и зарубежных пьес, в том числе музыкальных, играли эстрадные и джазовые хиты, пели оперные арии. Концертные программы для частей, находящихся на отдыхе, и тех, что собирались идти в наступление, строились по-разному. Репертуар постепенно приспосабливался ко вкусам зрителей: если в начале войны показывали больше героических произведений, то потом стало ясно, что наибольшей популярностью пользуются комедии. Сотни пьес были написаны специально для фронта. 

Не стоит и говорить, что служба артистов была рискованной. Немцы не брали их в плен: подобно партизанам и морским пехотинцам, они считались особо опасными врагами. 

Но давайте вспомним о хорошем: кто и как творил искусство на фронтах Великой Отечественной войны?

Театр 

На то и столица: московских артистов, ушедших на фронт, было больше всего – около 700 бригад. Самое активное участие в их создании приняли Малый театр, Театр имени Евгения Вахтангова, МХАТ, Центральный театр Красной Армии (сегодня – Центральный академический театр Российской Армии). При ГИТИСе было сформировано пять таких трупп. Студентка института, актриса Людмила Шапошникова так вспоминала о летней сессии в 1941 году: «Прошли экзамены по мастерству актера. Наши руководители – Л.М. Леонидов, И.М. Раевский, А.М. Карев – довольны своими учениками. Последний экзамен – военное дело – кажется совсем не сложным. Получаем “пятерки” и маленькую приписку в зачетке: “В случае войны могут быть младшим медицинским персоналом”… Слово “война” было для нас литературным понятием, книжным обозначением, не связанным с реальной жизнью». Это было 21 июня, а войну объявили уже на следующий день. 

Театрам пришлось полностью перестраивать свою жизнь. Какие-то из них были эвакуированы, какие-то – частично продолжили работу на старом месте. Те труппы, что отправлялись на войну, можно условно разделить на фронтовые бригады и фронтовые театры. Бригады образовались первыми: это были мобильные творческие группы, выступавшие с различными концертно-театральными программами. Туда могли входить сцены из пьес, оперные, балетные и эстрадные номера, юмористические зарисовки. В газете «Литература и Искусство» за февраль 1943 года говорится: «Необходимы мобилизация всех жанров и исключительная взыскательность к себе актеров, чтобы удовлетворить высокие культурные запросы бойцов. Опыт доказал, что художественное обслуживание фронта наилучшим образом может вести многожанровая концертно-эстрадная бригада в 10–12 артистов». 

Несмотря на тяжелые и опасные условия работы, в воспоминаниях артистов того времени много радости и надежды. Защитник родины стал самым важным зрителем, а ответственность артиста за качество выступления – огромной. И все же, как писала оперная певица Тамара Янко, «Каждый чувствовал неожиданный и радостный прилив сил. Одно понятие "фронтовой театр" объясняло наше самочувствие».  

Ближе к 1942 году в прифронтовых зонах начали активно создаваться и фронтовые театры – стационарные, с репетиционной базой, где могли ставить полноценные спектакли. Такие «филиалы» имели многие известные театры страны. 

Среди актеров-фронтовиков были настоящие звезды того времени – Николай Черкасов, Анастасия Зуева, Алла Тарасова, Ангелина Степанова, Владимир Ершов и многие другие. Александр Остужев, которому к началу войны было уже 67 лет, много выступал перед фронтовиками и говорил, что и триумф в роли Отелло не сравнится с ощущением нужности солдатам своего народа. Режиссерами-постановщиками также становились самые известные театральные деятели – Иосиф Раевский, Соломон Михаэлс, Алексей Дикий, Юрий Завадский. 

Роль театра в армии была огромной. Военнослужащие с восторгом принимали артистов, а на выступления отдельных трупп подавали заявки – чтобы к ним приехали поскорее. «Актеры на фронте были желанными всегда и везде», – вспоминал генерал-полковник авиации М. М. Громов. И с ним могли бы согласиться миллионы людей.

Кукольный театр

Кукольные спектакли на фронте – это звучит необычно лишь поначалу. Исторически кукольные представления были в основном уличными, их практиковали странствующие актеры. Народный кукольный театр часто разыгрывал злободневные, сатирические сценки. Все это стало очень востребованным во время войны: тогда многие театры, и среди них Московский театр кукол, начали создавать яркие антифашистские постановки, которые показывали в действующих частях, призывных пунктах, госпиталях. Театр кукол им. С.В. Образцова придумал для военных специальную «Фронтовую программу» – серию пародийных зарисовок на злободневные темы.  


Конечно, из репертуара кукольников не могли пропасть детские, сказочные спектакли. Именно они помогали забыть на время о тяготах войны, опасностях и утратах. Евгений Сперанский, актер и режиссер театра кукол, вспоминал: «…почти 100 “Аладдинов” мы сыграли за время войны. “Военные” темы нашей наивной сказки – благородство, мужество, всесокрушающая любовь – выдержали испытание огнём».

Цирк

Цирковое искусство – динамичное и зрелищное, и для целей фронтовых бригад оно подходило прекрасно. Клоуны, жонглеры, наездники, воздушные гимнасты, акробаты-каскадеры  из разных городов следовали за армейскими частями до самого конца – и 9 мая 1945 года выступили перед бойцами-победителями на лестнице рейхстага в Берлине. 

Как и в случае театра, в ряды цирковых бригад входили лучшие из лучших. Например, легендарный «Карандаш» – клоун Михаил Румянцев – был известен тем, что мог спасти любой цирк от банкротства: его имя в афише гарантировало аншлаг. А в годы войны он спасал людей от грусти и тревоги – как в Цирке на Цветном, так и на фронте. Многие его номера, созданные в то время, вошли в историю. 

Иногда в них – совсем как в мирное время – участвовали и животные. Выступление дрессированных обезьян, собак и даже тигров были настоящим подарком для всех, кого коснулась война. Конечно, прокормить таких артистов было нелегко – людям-циркачам нередко приходилось отдавать им собственные пайки.

В Ленинграде, где дрессированных животных не было, проблему решали с помощью старинных цирковых «фокусов»: к примеру, лошадь могли изображать две балерины, одетые в специальный чехол. Выходило не слишком правдоподобно, зато весело! Поддержанию циркового искусства этот город, да и не только, обязан режиссеру Евгению Гершуни. Организованные им цирковые ансамбли пользовались огромной любовью зрителей. Уморительные номера создавались буквально на ходу. Например, «расчет аккордеонистов»: он показывал, что получится из ансамбля из трех пианистов, играющих на одном-единственном аккордеоне.

Мастерство циркачей пригодилось и в бою. Дочь артиста Михаила Туганова Дзерасса рассказывала о его удивительном трюке и одновременно – подвиге. Используя прием джигитовки, когда наездник на скаку наклоняется так, что его тело находится перпендикулярно торсу лошади – таким образом с другой стороны его практически не видно – он и его коллеги по цеху подобрались очень близко к немецким военным и неожиданно атаковали. Им удалось одержать победу в сражении, поскольку немцы до последнего момента думали, что к ним приближаются одни лошади! 

Музыка

«Кто сказал, что надо бросить песни на войне? После боя сердце просит музыки вдвойне!» – эти слова из песни, популярной во времена войны, очень правдивые.

Для военных выступали лучшие оперные певцы, в том числе знаменитый солист Большого Иван Козловский. «Мне довелось много раз выступать перед фронтовиками, — вспоминал он. — И в госпиталях, и вблизи передовой. К раненым не раз ездил с Алексеем Николаевичем Толстым. Он читал свои рассказы, а я пел…»

Сохранилась фотография, на которой оперная певица Агния Лазовская стоит в легком платье и туфлях в заснеженном лесу. На самом деле, идет спектакль: хотя сцены у участников фронтовых бригад были импровизированные, концертные костюмы они выбирали как для обычного выступления – никаких тулупов и ушанок.

Биография популярнейшей в СССР певицы Лидии Руслановой тесно переплетена с войной. Известно, что артистка выехала на фронт почти сразу после ее начала, закупила для армии две батареи «Катюш» – ну а одноименную песню, конечно, исполняла почти на каждом концерте. Однажды выступление Руслановой, усиленное громкоговорителем, более чем на три часа прекратило обстрел русских войск с немецкой стороны. Была ли причина в том, что немцы заслушались, или в чем-то еще, но соотечественники были удивительным образом спасены, а Русланова – награждена Красной Звездой. Ей также присвоили неофициальное, но очень почетное звание «гвардии певица». 

С наступлением войны легендарный композитор Исаак Дунаевский посвятил все свое время фронтовой работе. Автор таких советских хитов как «широка страна моя родная», «Сердце, тебе не хочется покоя», «Капитан, капитан, улыбнитесь», оперетт и балетов, он еще в 1930-е годы прославился тем, что оформлял первые советские звуковые кинофильмы. А в 1941-м он полностью сосредоточился на работе железнодорожного ансамбля песни и пляски, который под его руководством объездил с фронтовыми гастролями всю страну.

Музыкальный репертуар фронтовых бригад был весьма широк – от оперы до частушек. За джаз отвечал Государственный джаз-оркестр под руководством Л. Утесова – ни много ни мало. И, конечно, не только он. Рахиль Нотик, участница джаз-оркестра 10-го  Гвардейского Уральского добровольческого танкового корпуса, вспоминала: «Наш джаз-оркестр дал свыше 500 концертов на фронте… Я помню, после освобождения Орла первый концерт в городе дал наш джаз. Потом стало традицией давать концерты в освобожденных городах: Каменец-Подольский, Львов, Прага! Первые концерты давали мы! Было еще много небольших городков на Украине, в Польше, Германии и Чехословакии».

Еще во времена Первой Мировой в армии выступали театральные труппы, но это были частные инициативы. Только в 1941 году искусство отправилось на фронт массово – спустя всего два дня после начала войны. Актеры, музыканты, танцоры, гимнасты сопровождали армию везде и в самых тяжелых битвах, дойдя вместе с ней до Берлина. 

Артисты нередко становились и на место своих зрителей – участвовали в военных действиях, служили санитарами и сиделками. Послужили на дело победы и благотворительные концерты: на собранные средства закупались танки и другая военная техника. Всего работники искусств собрали и передали государству 98 миллионов рублей – огромная сумма для того времени. На сборы от спектаклей Большого театра смогли построить эскадрилью противотанковых самолетов. Ее назвали «Советский артист». Кроме того, творческие работники Большого сдали за войну 364 литра крови в помощь раненым.

Поддерживать боевой дух отправились люди из самых разных сфер искусства, так что фронтовая культурная жизнь была разнообразной. Для военных читали публицистику, ставили отрывки из русских и зарубежных пьес, в том числе музыкальных, играли эстрадные и джазовые хиты, пели оперные арии. Концертные программы для частей, находящихся на отдыхе, и тех, что собирались идти в наступление, строились по-разному. Репертуар постепенно приспосабливался ко вкусам зрителей: если в начале войны показывали больше героических произведений, то потом стало ясно, что наибольшей популярностью пользуются комедии. Сотни пьес были написаны специально для фронта. 

Не стоит и говорить, что служба артистов была рискованной. Немцы не брали их в плен: подобно партизанам и морским пехотинцам, они считались особо опасными врагами. 

Но давайте вспомним о хорошем: кто и как творил искусство на фронтах Великой Отечественной войны?

Театр 

На то и столица: московских артистов, ушедших на фронт, было больше всего – около 700 бригад. Самое активное участие в их создании приняли Малый театр, Театр имени Евгения Вахтангова, МХАТ, Центральный театр Красной Армии (сегодня – Центральный академический театр Российской Армии). При ГИТИСе было сформировано пять таких трупп. Студентка института, актриса Людмила Шапошникова так вспоминала о летней сессии в 1941 году: «Прошли экзамены по мастерству актера. Наши руководители – Л.М. Леонидов, И.М. Раевский, А.М. Карев – довольны своими учениками. Последний экзамен – военное дело – кажется совсем не сложным. Получаем “пятерки” и маленькую приписку в зачетке: “В случае войны могут быть младшим медицинским персоналом”… Слово “война” было для нас литературным понятием, книжным обозначением, не связанным с реальной жизнью». Это было 21 июня, а войну объявили уже на следующий день. 

Театрам пришлось полностью перестраивать свою жизнь. Какие-то из них были эвакуированы, какие-то – частично продолжили работу на старом месте. Те труппы, что отправлялись на войну, можно условно разделить на фронтовые бригады и фронтовые театры. Бригады образовались первыми: это были мобильные творческие группы, выступавшие с различными концертно-театральными программами. Туда могли входить сцены из пьес, оперные, балетные и эстрадные номера, юмористические зарисовки. В газете «Литература и Искусство» за февраль 1943 года говорится: «Необходимы мобилизация всех жанров и исключительная взыскательность к себе актеров, чтобы удовлетворить высокие культурные запросы бойцов. Опыт доказал, что художественное обслуживание фронта наилучшим образом может вести многожанровая концертно-эстрадная бригада в 10–12 артистов». 

Несмотря на тяжелые и опасные условия работы, в воспоминаниях артистов того времени много радости и надежды. Защитник родины стал самым важным зрителем, а ответственность артиста за качество выступления – огромной. И все же, как писала оперная певица Тамара Янко, «Каждый чувствовал неожиданный и радостный прилив сил. Одно понятие "фронтовой театр" объясняло наше самочувствие».  

Ближе к 1942 году в прифронтовых зонах начали активно создаваться и фронтовые театры – стационарные, с репетиционной базой, где могли ставить полноценные спектакли. Такие «филиалы» имели многие известные театры страны. 

Среди актеров-фронтовиков были настоящие звезды того времени – Николай Черкасов, Анастасия Зуева, Алла Тарасова, Ангелина Степанова, Владимир Ершов и многие другие. Александр Остужев, которому к началу войны было уже 67 лет, много выступал перед фронтовиками и говорил, что и триумф в роли Отелло не сравнится с ощущением нужности солдатам своего народа. Режиссерами-постановщиками также становились самые известные театральные деятели – Иосиф Раевский, Соломон Михаэлс, Алексей Дикий, Юрий Завадский. 

Роль театра в армии была огромной. Военнослужащие с восторгом принимали артистов, а на выступления отдельных трупп подавали заявки – чтобы к ним приехали поскорее. «Актеры на фронте были желанными всегда и везде», – вспоминал генерал-полковник авиации М. М. Громов. И с ним могли бы согласиться миллионы людей.

Кукольный театр

Кукольные спектакли на фронте – это звучит необычно лишь поначалу. Исторически кукольные представления были в основном уличными, их практиковали странствующие актеры. Народный кукольный театр часто разыгрывал злободневные, сатирические сценки. Все это стало очень востребованным во время войны: тогда многие театры, и среди них Московский театр кукол, начали создавать яркие антифашистские постановки, которые показывали в действующих частях, призывных пунктах, госпиталях. Театр кукол им. С.В. Образцова придумал для военных специальную «Фронтовую программу» – серию пародийных зарисовок на злободневные темы.  


Конечно, из репертуара кукольников не могли пропасть детские, сказочные спектакли. Именно они помогали забыть на время о тяготах войны, опасностях и утратах. Евгений Сперанский, актер и режиссер театра кукол, вспоминал: «…почти 100 “Аладдинов” мы сыграли за время войны. “Военные” темы нашей наивной сказки – благородство, мужество, всесокрушающая любовь – выдержали испытание огнём».

Цирк

Цирковое искусство – динамичное и зрелищное, и для целей фронтовых бригад оно подходило прекрасно. Клоуны, жонглеры, наездники, воздушные гимнасты, акробаты-каскадеры  из разных городов следовали за армейскими частями до самого конца – и 9 мая 1945 года выступили перед бойцами-победителями на лестнице рейхстага в Берлине. 

Как и в случае театра, в ряды цирковых бригад входили лучшие из лучших. Например, легендарный «Карандаш» – клоун Михаил Румянцев – был известен тем, что мог спасти любой цирк от банкротства: его имя в афише гарантировало аншлаг. А в годы войны он спасал людей от грусти и тревоги – как в Цирке на Цветном, так и на фронте. Многие его номера, созданные в то время, вошли в историю. 

Иногда в них – совсем как в мирное время – участвовали и животные. Выступление дрессированных обезьян, собак и даже тигров были настоящим подарком для всех, кого коснулась война. Конечно, прокормить таких артистов было нелегко – людям-циркачам нередко приходилось отдавать им собственные пайки.

В Ленинграде, где дрессированных животных не было, проблему решали с помощью старинных цирковых «фокусов»: к примеру, лошадь могли изображать две балерины, одетые в специальный чехол. Выходило не слишком правдоподобно, зато весело! Поддержанию циркового искусства этот город, да и не только, обязан режиссеру Евгению Гершуни. Организованные им цирковые ансамбли пользовались огромной любовью зрителей. Уморительные номера создавались буквально на ходу. Например, «расчет аккордеонистов»: он показывал, что получится из ансамбля из трех пианистов, играющих на одном-единственном аккордеоне.

Мастерство циркачей пригодилось и в бою. Дочь артиста Михаила Туганова Дзерасса рассказывала о его удивительном трюке и одновременно – подвиге. Используя прием джигитовки, когда наездник на скаку наклоняется так, что его тело находится перпендикулярно торсу лошади – таким образом с другой стороны его практически не видно – он и его коллеги по цеху подобрались очень близко к немецким военным и неожиданно атаковали. Им удалось одержать победу в сражении, поскольку немцы до последнего момента думали, что к ним приближаются одни лошади! 

Музыка

«Кто сказал, что надо бросить песни на войне? После боя сердце просит музыки вдвойне!» – эти слова из песни, популярной во времена войны, очень правдивые.

Для военных выступали лучшие оперные певцы, в том числе знаменитый солист Большого Иван Козловский. «Мне довелось много раз выступать перед фронтовиками, — вспоминал он. — И в госпиталях, и вблизи передовой. К раненым не раз ездил с Алексеем Николаевичем Толстым. Он читал свои рассказы, а я пел…»

Сохранилась фотография, на которой оперная певица Агния Лазовская стоит в легком платье и туфлях в заснеженном лесу. На самом деле, идет спектакль: хотя сцены у участников фронтовых бригад были импровизированные, концертные костюмы они выбирали как для обычного выступления – никаких тулупов и ушанок.

Биография популярнейшей в СССР певицы Лидии Руслановой тесно переплетена с войной. Известно, что артистка выехала на фронт почти сразу после ее начала, закупила для армии две батареи «Катюш» – ну а одноименную песню, конечно, исполняла почти на каждом концерте. Однажды выступление Руслановой, усиленное громкоговорителем, более чем на три часа прекратило обстрел русских войск с немецкой стороны. Была ли причина в том, что немцы заслушались, или в чем-то еще, но соотечественники были удивительным образом спасены, а Русланова – награждена Красной Звездой. Ей также присвоили неофициальное, но очень почетное звание «гвардии певица». 

С наступлением войны легендарный композитор Исаак Дунаевский посвятил все свое время фронтовой работе. Автор таких советских хитов как «широка страна моя родная», «Сердце, тебе не хочется покоя», «Капитан, капитан, улыбнитесь», оперетт и балетов, он еще в 1930-е годы прославился тем, что оформлял первые советские звуковые кинофильмы. А в 1941-м он полностью сосредоточился на работе железнодорожного ансамбля песни и пляски, который под его руководством объездил с фронтовыми гастролями всю страну.

Музыкальный репертуар фронтовых бригад был весьма широк – от оперы до частушек. За джаз отвечал Государственный джаз-оркестр под руководством Л. Утесова – ни много ни мало. И, конечно, не только он. Рахиль Нотик, участница джаз-оркестра 10-го  Гвардейского Уральского добровольческого танкового корпуса, вспоминала: «Наш джаз-оркестр дал свыше 500 концертов на фронте… Я помню, после освобождения Орла первый концерт в городе дал наш джаз. Потом стало традицией давать концерты в освобожденных городах: Каменец-Подольский, Львов, Прага! Первые концерты давали мы! Было еще много небольших городков на Украине, в Польше, Германии и Чехословакии».

Поделиться

Другие события в этом районе

Поделиться
МОСТЫ

Тайны Живописного моста

Усадьбы

Троице-Лыково в Строгино

Оставаясь на сайте «Московских сезонов», вы соглашаетесь на использование файлов сookie на вашем устройстве. Они обеспечивают эффективную работу сайта и помогают нам делиться с вами наиболее интересной и актуальной для вас информацией. Вы можете изменить настройки сookie или отключить их в любое время. Подробнее о файлах cookie.
Accept ccokies